В Уфе на улице оказалась малоимущая мать-одиночка с двумя детьми

В Уфе на улице оказалась малоимущая мать-одиночка с двумя детьми, имеющая в собственности квартиру в аварийном доме – взамен имеющегося жилья, готовящегося к сносу, новой благоустроенной жилплощади ей не предоставляют.

Вот уже более полумесяца уфимка Гузель Привалова с двумя несовершеннолетними детьми 13 и 16 лет скитается по знакомым и друзьям. Ее единственное жилье, комната в 13,7 квадратных метров в аварийном, готовящемся к сносу бараке, приведена в негодность неизвестными людьми. Тогда, когда барак расселяли, застройщик, строительная компания ПСК-6, не предложила женщине ничего кроме денег – восьмиста тысяч рублей. На эти средства, по заверениям попавшей в сложную ситуацию уфимки и защищающих ее права юристов, даже аналогичную комнату в таком же старом здании в Уфе приобрести невозможно, не говоря уж о том, что по закону людям при расселении положено предоставлять благоустроенную, неаварийную жилплощадь не меньшую по метражу, чем та, что у них имеется.

Свою комнату в доме 70/7 по улице Шота Руставелли Гузель получила в 2005 году, как сотрудница Уфимского фанерного комбината. Вскоре дом был переведен с баланса предприятия на баланс администрации города Уфы. Женщина свое жилье приватизировала. Через пару месяцев она лишилась работы – была сокращена, как и многие люди, работавшие на фанерном комбинате. Спустя 11 лет барак был признан ветхим, аварийным, опасным для проживания. Городская администрация, по заверениям жильцов, ничего не делала для того, чтобы расселить людей, снести ветхое, непригодное для жизни, здание. Теперь строение экстренно расселяют, предоставляя жильцам вместо положенного по закону благоустроенного жилья денежные средства, на которые равнозначных по размеру, да вообще никаких, комнат невозможно приобрести. Большинство доведенных до отчаяния жителей аварийного барака даже на такие условия согласились. Им пришлось залезть в ипотеку, приобретая аналогичные комнаты. Лишь одна мать-одиночка с двумя детьми решила бороться до последнего.

У Гузель нет средств на то, чтобы добавить к 800 тысячам рублей, которые предлагает ей застройщик, еще столько же, и приобрести себе жилье хотя бы в те же 13,7 квадратных метров, что сейчас у нее есть. На данный момент женщина официально носит статус малоимущей, на работу устроиться не может – с рабочими местами в Уфе тяжко. За помощью она обращалась повсюду – и к застройщику, и в администрацию Орджоникидзевского района Уфы, и в городскую мэрию, и к главе Республики Башкортостан. Отовсюду ей приходят одни отписки, а при личных встречах с чиновниками уфимка слышит лишь отговорки – мол, все вопросы решайте с застройщиком. И это несмотря на то, что барак по сей день находится в ведении муниципалитета.

Ни один чиновник постоянного жилья матери-одиночке еще не предложил. За проживание в старом бараке, в котором и жить-то невозможно, ей приходится платить – квартплата около 4000 рублей в месяц. Квитанции на квартплату, по заверениям Гузель, приходят даже жильцам, которые согласились взять у застройщика деньги и съехали. Этими квитанциями завалена вся кухня барака. В старом здании, готовящемся к сносу, пока остались отопление и свет, до недавних пор была и вода. Тогда, когда мать-одиночка с детьми осталась в ветхом строении одна, она решила отвезти детей к своим знакомым – ведь несовершеннолетним находиться в аварийном помещении опасно. Пока женщина была у знакомых, дверь в ее комнату кто-то выломал, вынес оттуда все ценное, устроил полнейший разгром и в то же самое время здесь произошел потоп. Уфимка обратилась в полицию. По подозрениям матери-одиночки, в том, что произошло виновны застройщики либо чиновники, а, возможно, и те, и другие. По мнению уфимки, ее явно кто-то выживает, ведь в ряде других комнат осталось немало ценных вещей, но их никто не забрал.

В администрации Орджоникидзевского района Уфы семье Приваловых предложили временно перебраться в комнату чрезвычайного жилищного фонда, но лишь на несколько месяцев и платно – к тем четырем тысячам рублей в месяц, что она платит за свое жилье прибавилось бы еще столько же. У Гузель нет таких денег, поэтому она от данного предложения отказалась. Сейчас женщина думает сделать в своей разгромленной комнате ремонт и вновь вернуться сюда – жить здесь до тех пор, пока не получит положенного по закону благоустроенного жилья.

Анна Аксенова

1 комментариев для “В Уфе на улице оказалась малоимущая мать-одиночка с двумя детьми

  1. А в Ростовской области многодетная мать покончила с собой после того, как органы опеки отобрали у нее троих детей. У Виктории была вполне благополучная семья, но после того как ее муж умер, а следом сгорел дом, она с тремя маленькими детьми и матерью оказалась в съемной квартире. Маленькому ребенку было всего четыре месяца, среднему 3 годика. Как могла, Виктории помогала мать-пенсионерка, которая подрабатывала в доме инвалидов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *